Печальный король Бодуэн I

Baudouin I
Король Бельгии
17 июля 1951 — 31 июля 1993

Из-за своего несовершеннолетия Бодуэн смог приступить к правлению только в 1951 году. Коронация, прошедшая 16 июля 1951 года, за несколько недель до того, как ему минул 21 год, была омрачена многочисленными ударами судьбы, которые выпали на долю бельгийского королевского дома за последнюю четверть столетия. Следы этих ударов были четко оттиснуты на серьезном, бледном лице молодого короля. В возрасте пяти лет ему пришлось пережить внезапную смерть матери в автомобильной катастрофе. Подростком он мучительно переживал за отца, который из-за своей неумной и к тому же неудачной политики оказался то ли в роли коллаборациониста, то ли государственного изменника. Во время Второй мировой войны Бодуэн был еще слишком молод, чтобы от всего этого отмежеваться, пойти в армию и создать себе собственную репутацию крон- принца-патриота.

Король всех бельгийцев Бодуэн

БодуэнОднако то, что сначала казалось слабостью Бодуэна, очень скоро превратилось в его силу. Его отец, Леопольд III, в 1934 году, еще будучи кронпринцем, был кумиром своего народа: ослепительное видение энергичного влюбленного юноши рядом со своей обворожительной красавицей-женой. Таким образом заранее увенчанный лаврами, сияющий победитель, он почти неизбежно должен был закончить свой путь как покрытый позором и все проигравший неудачник. Одинокий, меланхоличный Бодуэн был для всех еще чистым, неисписанным листом бумаги – но именно такое новое начало таило в себе наивысший потенциал для будущего Бельгии.

Первые годы

Едва ли кто-либо мог предположить, что такой юный на вид, так часто беспомощно действующий, только что коронованный король Бельгии вскоре превратится в лидирующую фигуру четырех последующих десятилетий. Лицо «печального короля» было неподвижным и непроницаемым, что еще более подчеркивалось модными тогда, очками в роговой оправе. Даже официальные портреты того времени едва ли пытаются замаскировать меланхоличность его облика.
Молодой король в многократно раздираемой на части послевоенной Бельгии сумел стать символом нового начата в жизни страны. Конечно, его первые начинания были отягощены постоянной опекой со стороны отца, который, несмотря на все свои неудачи, никак не мог отойти от политики. Вместо того чтобы после отречения возвратить­ ся в свое швейцарское изгнание, он оставался в Бельгии, где, по мнению общественности, оказывал слишком большое влияние на сына.

Бельгийское Конго становится независимым

Интерес и сочувствие Бодуэна I привлекали прежде всего люди, страдающие от нужды в его королевстве. Все больше и больше он вы­ ходил из тени отца, проявляя собственный характер. Сочетание серьезности с усвоенными с детства христианскими постулатами, а также с естественностью, простотой и скромностью вскоре покорило сердца его бельгийских подданных.

В середине 1950-х годов короля настигло наследство его двоюродного прадеда Леопольда II: в мае 1955 года Бодун I, впервые полетел в Конго, где люди приветствовали одетого в белую военную форму короля восклицанием «бвано китоко», что означало «красивый мужчина». Пять лет спустя он не захотел пропустить знаменательный день: празднество в честь обретения бывшей колонией независимости – и вновь самолично отправился в Леопольдвиль. Этим визитом король хотел продемонстрировать свое монархическое чувство ответственности. Однако результат этой интервенции был крайне противоречивым. Речь короля, несомненно полная добрых намерений, быть может, несколько неловко выраженных, усилила и без того уже нараставшую напряженность между Бельгией и вновь созданным дочерним государством и поспособствовала тому, чтобы ввергнуть Конго в губительную гражданскую войну.

Словесная дуэль государственных мужей

«Уважаемые господа, независимость Конго – это успех дела жизни гениального короля Леопольда II» – так представил Бодуэн I сомнительные заслуги Бельгии в развитии Центральной Африки. Попытка поднять на щит своего двоюродного прадеда была воспринята аудиторией как вопиющая бестактность. Ведь далее в Европе периода процветающего колониализма этот человек воспринимался как страшный призрак жестокого и бессовестного эксплуататора.
Будущий премьер-министр Конго Патрис Лумумба не помедлил с ответом. Хотя его выступление не было предусмотрено, наряду с выступлением конголезского президента Жозефа Касавубу, он попросил слова и экспромтом произнес речь, в которой с шокирующей откровенностью вывел на свет все преступления колониального режима: «Нас воспринимали с иронией, на нас смотрели сверху вниз, мы выслушивали оскорбления, получали удары – утром, днем, вечером, всегда, и все потому, что мы были черными. Кто забудет расстрелы и застенки, где томились те, кто не желал подчиняться несправедливому режиму угнетения и эксплуатации!»

Гражданская война в Конго

Некоторые наблюдатели опасались уже тогда, что Лумумба своим страстным и недипломатичный выступлением, возможно, подписал себе смертный приговор. Действительно, произошедший через несколько месяцев мятеж и отделение провинции Катанга под предводительством его политического соперника Чомбе выбило у Лумумбы почву из-под ног. Лумумба был отстранен от власти и затем убит армией катангских мятежников в январе 1961 года. Закулисными руководителями этого мятежа были секретные службы западных держав, прежде всего, бельгийские, которые стремились обеспечить себе доступ к богатейшим полезным ископаемым самой восточной провинции Конго. В отделившейся армии мятежников даже несли службу многочисленные бельгийские офицеры. Один из них, который впоследствии открыто признавался в своей причастности к убийству Лумумбы, спустя почти сорок лет дал волю своим монархическим чувствам: «Почему я должен был испытывать к нему сострадание? Ведь это был тот, кто оскорбил моего короля!»

Христианская королевская пара

То, что поддерживало короля Бодуэна на его высоком посту, несмотря на завышенные требования и нередко чрезмерную нагрузку, не в последнюю очередь была его глубокая католическая вера. Она стана ему надежной опорой уже в ранние годы его жизни, полные перемен и невзгод. Королевство, так он сам признавался, оглядываясь назад, он принял как служение, «словно вступил в монашеский орден».

Религиозные убеждения несомненно повлияли на «печального короля» также и при выборе им подруги жизни. 16 сентября 1960 года премьер-министр Бельгии Гастон Эйскенс сообщил о помолвке Бодуэна I с малоизвестной в Бельгии испанской дворянкой. Ее звали донья Фабиола де Мора-и-Арагон, и она была представительницей знатного испанского рода: среди предков родителей были члены королевских семей Арагона и Наварры, государств, которые сыграли заметную роль в истории Испании.
Где именно познакомился Бодуэн со своей будущей женой, так ни­ кто точно и не узнал. Можно предположить, что они встретились на одном из «молодежных приемов» в доме бабушки Фабиолы, королевы Виктории Евгении. Вдова испанского короля Альфонса XIII, жившая с 1931 года в эмиграции в Лозанне (Швейцария), она, вполне вероятно, могла сыграть роль свахи.
Родившаяся в 1928 году и бывшая на два года старше Бодуэна, Фабиола была идеальной парой
 для привыкшего к уединенной жизни, одинокого короля. Будучи католичкой по призванию, она
сначала окончила школу для сестер милосердия. После этого Фабиола организовала частный
пункт социальной помощи при мадридском городском дворце ее родителей. Она лично заботилась о больных и неимущих из бедняцких пригородов. В блестящей жизни высшего общества она не принимала никакого участия. Даже став королевой бельгийцев, она осталась верна своему назначению: помогать бедствующим соотечественникам – за что позднее получила титул «первого социального работника» Бельгии.

Свадьба короля Бодуэна и принцессы Фабиолы

Примерная семейная жизнь

Очень редко короля Бодуэна прежде видели таким раскованным и таким радостным, как во время его свадьбы 15 декабря 1960 года в соборе Сен-Мишель в Брюсселе, который по этому повода был увешан пурпурными и золотыми стенными коврами. В течение немногих часов королева Фабиола полностью покорила сердца бельгийцев.
Такое начало оказалось счастливым предзнаменованием для этого поистине образцового брака. В эпоху, когда многие другие монархии Европы поставляли обильный материал для скандальной хроники, бельгийская королевская пара жила в редком согласии и беспримерной гармонии, что не мешало ей быть достаточно активной и проявлять это в форме бесчисленных благо­ творительных и прочих полезных дел. Даже на поздних фотоснимках постаревшие лица Бодуэна и Фабиолы излучают такое заботливое и нежное расположение друг к другу и к окружающим людям, которое может исходить только из недосягаемых глубин человеческих душ.

Чем заняться в Бельгии - украсить город собой...

Костюмированная фотосессия в Брюсселе

Постановочная фото съемкаИстория это не то, что мы переживаем, это то, что мы творим. Костюмированная фотосессия в Брюсселе может быть вашей попыткой сделать личную историю чуть ярче.
Ваше посещение Бельгии может стать путешествием не только в пространстве но и во времени.

Профессиональная фотосессия в Бельгии

Фото в БрюсселеДостопримечательности лишь фон. Главные герои происходящего вокруг вас – это вы. Увидеть город по своему, обыграть  и показать его вашим друзьям – тема нашей фотосессии в Бельгии.

Профессиональная фотосъемка событий и мероприятий

Показ мод в БельгииХорошие люди, должны быть достойно представлены.

Отчет о вашей встрече, конференции или корпоративном мероприятии должен быть сделан профессионально, соответствовать уровню самого мероприятия и вашей компании.Мы предлагаем профессиональную фото съемку любых событий на территории Бельгии, Голландии и Люксембурга.

Последние бои

Бодуэн IВражда между валлонами и фламандцами, этот разрушительный огонь, непрерывно тлеющий в бельгийской государственной структуре, естественно, требовал от короля постоянного внимания. В соответствии со своей репрезентативной позицией, Бодуэн I мог со­ действовать внутреннему примирению только скрытно, проявляя при этом дипломатическую ловкость, внешнюю сдержанность и большое терпение. Тем временем, пока королевские речи звучали то по-французски, то по-фламандски, в пограничном районе между Эйпеном и Мальмеди вышел на сцену и заявил о своих правах еще и немецкий язык. Короче, только перед самой своей смертью, 31 июля 1993 года, король успел еще пере­ жить триумф своих незаметных дипломатических усилий в борьбе за внутреннее примирение и сохранение единства страны. Бельгия была преобразована в федерацию региональных сообществ Валлонию, Фландрию, а также область смешанного употребления языков – столичную территорию Брюссель.

Конец эпохи

Ради сохранения единства Бельгии король тратил такое большое количество энергии, что нередко пренебрегал собственным здоровьем. 31 июля 1993 года во время пребывания Бодуэна I в его летней резиденции в Испании у него неожиданно случился тяжелый сердечный удар, который оказался роковым. Неделю спустя его тело перевезли в столицу, где в кафедральном соборе Брюсселя – Сен- Мишель – была проведена торжественная месса прощания с монархом. Огромные толпы людей, более 100 тысяч человек, пришли проститься с королем Бодуэном – как фламандцы, так и валлоны.
У гроба Бодуэна бельгийский кардинал Даннеельс завершил свою речь такими словами: «Мы потеряли короля, но Бог дат нам взамен небесного заступника и защитника Бельгии». Фабиола, которая выразила настойчивое желание, чтобы в погребальной мессе прозвучала надежда на радость воскресения, оделась в знак этой надежды во все белое.